October 2nd, 2018

ЕВРОПЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Соколов, В.В. Европейская философия ХV – ХVII веков: учебник для вузов / В.В. Соколов. – М.: Высшая школа, 2003. – 428 с.

В книге рассматриваются основные направления европейской философской мысли Возрождения и Нового времени. Исследуется творчество выдающихся философов 17 века – Бэкона, Декарта, Гиббса, Паскаля, Спинозы, Лейбница, Локка, учения которых составляют золотой фонд мировой философской мысли.

РАЗДЕЛ 1
ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
ГЛАВА 7
ОРГАНИСТИЧЕСКАЯ И ПАНТЕИСТИЧЕСКАЯ НАТУРФИЛОСОФИЯ

НАТУРАЛИСТИЧНОСТЬ ПРИНЦИПА ТОЖДЕСТВА МИКРО- И МАКРОКОСМА У ПАРАЦЕЛЬСА


Примером пантеистического мировоззрения, в котором на базе фундаментальной идеи творчества микро- и макрокосма натуралистическое, природное начало брало верх над божественно-сверхъестественным, могут служить воззрения и деятельность немецкого врача, естествоиспытателя и философа Теофраста Бомбаста фон Гогенгейма, более известного под псевдонимом Парацельс (1493 -1541).
Получивший образование в немецких, французских и итальянских университетах, этот профессор медицины, проживший недолгую жизнь, во многих станах Европы завоевал большое доверие как учитель медицины и как практикующий врач. Он глубоко интересовался приемами и средствами народной медицины, изучал целебную силу трав и минералов…

Парацельса можно считать родоначальником немецкой натурфилософии. Однако на первый план он выдвигал медицину, опирающуюся на философию, астрологию, алхимию и теологию. Характерна и глубокая неудовлетворенность Парацельса состоянием современной ему медицины, ориентировавшейся на древние и средневековые авторитеты.  В программе своих курсов по медицине, объявленной им ы июне 1527 г. в Базельском университете, он писал, что большинство тогдашних врачей к величайшему вреду для их пациентов «слишком рабски прикованы к словам Гиппократа, Галена, Авиценны и других, как если бы они были оракулами, вещающими с треножника Аполлона.. Таким путем можно достичь блестящих докторских степеней, но подлинным врачом никогда не станешь. Врачу потребны не титулы, не красноречие, не знание языков, не чтение многочисленных книг, но только глубочайшее знание природы и ее тайн». Таким образом, подлинного врача создают как большая опытность, так и углубленность в тайны природы. Они вполне могут быть открыты человеку, который «проводит свои дни с тайнами и как могущественный мастер земного света живет  в Боге и в  Природе». Приведенные слова скорее всего можно истолковать как свидетельство натуралистического характера пантеизма Парацельса. Первоматерия выступает  у него как та «бездна», которая существует независимо от божественного начала и из которой благодаря первоначальному «да будет» возникает первобытная материя (мыслимая и как первовода в соответствии с ветхозаветным мифом), а уж из нее – весь универсум. Познание природных тайн человеком возможно в силу его полного соответствия природе, которое порой трактуется весьма прямолинейно и упрощенно (например, сердце уподобляется Солнцу, мозг – Луне, печень – Сатурну, почки – Юпитеру). В соответствии с принципом всеобщей связи аналогичные отношения мыслятся и между внутренними органами человека и растениями, а также минералами, части же растений и минералов уподобляются небесным светилам.

В контексте примитивного аналогизма и в интересах медицинской науки Парацельс, опираясь на многовековую практику алхимии, наряду с традиционными стихиями древней физики – землей, водой, воздухом и огнем – признавал наличие трех универсальных начал: ртути, соответствующей духу, соли – телу, и серы – душе. Нарушение нормального соотношения этих начал в человеческом организме приводит его к различным заболеваниям. Принцип соответствия человеческого микрокосма природному макрокосму закономерно приводил немецкого врача и философа  к убеждению в том, что против любого заболевания можно найти лекарство в природе. Какими бы примитивными ни были такого рода представления, опираясь на них, немецкий естествоиспытатель ввел в медицинскую практику новые эффективные медикаменты.
Интерес Парацельса к алхимии дополняется и интересом к магии. В сущности, сама медицина представлялась ему натуральной магией. Ее научный компонент, возникавший прежде всего из огромной лечебной практики врача, сочетался с фантастическими представлениями о едином универсуме, предметы и явления которого, сконцентрированные в человеке как в его фокусе, жестко зависят друг от друга. Этим объясняется вера ученого в астрологические представления. Магические же устремления Парацельса были одним из выражений присущей ренесансному гуманизму веры в достижимость «царства человека».
Одним из закономерных следствий фундаментальной идеи тождества макро- и микрокосма стало у Парацельса также его гилозоистическое убеждение во всеобщей одушевленности природы. В каждой ее частице пребывает некий архей («начальник»), распознание которого дает ученому наиболее действенный ключ к пониманию явлений природы, особенно эффективный при лечении заболеваний.