May 22nd, 2017

КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Кравченко, А.И. Культурология: учебное пособие для вузов / А.И. Кравченко. – М.: Академический проект, 2001. – 496 с.

В этой книге  рассматриваются предмет, метод и функции культуры, основные школы культурологи, освещаются проблемы структуры и динамики культуры, межкультурного общения, развития и формирования субкультур, виды и формы культуры и многое другое.

ГЛАВА 3
КУЛЬТУРНЫЕ НОРМЫ
4.9.Верования, знания, мифы

Идеи, которые лежат в основе ценностей, служат также основой знания.

Знания – достоверные сведения о чем-либо, научные сведения. Знания являются результатом познания – специализированной деятельности, осуществляемой подготовленными людьми.

Прежде чем получить наименование знаний, сведения проверяются на истинность или ложность. Ложные сведения отбраковываются, а истинные, т.е. соответствующие реальности, признаются в качестве научных знаний. Сегодня они стаи главным элементом культуры.

Миф – фантастическая, вымышленная картина мира в целом, места в нем общества и человека.

Мифы не только существовали в первобытном или античном обществе, где в образе богов или легендарных героев отражались природные и социальные явления, но существуют и сегодня. Современные мифы выражают освященные идеологией или традицией верования членов общества. Американцы верят в американскую мечту о равных возможностях, а советские люди верили в светлое коммунистическое будущее.

Верование – убежденность, эмоциональная приверженность какой-либо идее, реальной или иллюзорной.

Средневековые люди верили, что Земля плоская и держится на трех китах. Они не считали это заблуждением или ложным сведением, а относились к этому как к доказанному знанию. Принять на веру – значит признать истинным без доказательств. Вера не требует никаких доказательств. На верованиях основаны не только мифы, но и научные знания. Ученые уверены в правильности своих теорий. Верование – утверждение о том, что считаются истинным или фактически достоверным. Верование само по себе не отличает миф от знания.

ЭСТЕТИКА

Яковлев, Е.Г. Эстетика: учебное пособие / Е.Г. Яковлев. – М.: Гардарики, 1999. – 464 с.

Учебное пособие включает три раздела: «Эстетика: система, категорий», «Художник: личность и творчество» и  «Искусство и мировые религии»; их объединяет единая концентрация понимания эстетического как совершенного в своем роде.

ИСКУССТВО И МИРОВЫЕ РЕЛИГИИ
7. ИСЛАМ И ИСКУССТВО

…Таким образом, ислам, опираясь на древнеарабскую и иудейскую традицию, стремился мистически деформировать эмоционально-эстетическое отношение  человека к миру на всех уровнях: и на уровне представлений, понятий теологии, и на уровне обрядности, и на уровне настроений. Он стремился к тому, чтобы в структуре мусульманской веры абсолютно отсутствовали какие-либо элементы, напоминающие человеку о красоте «бренного» мира, о его собственной красоте и совершенстве.
Этот последний антиантропоморфизм очень четко вытекал из общей мировоззренческой концепции ислама, и его борьба против изображения мира и человека лишь еще раз подчеркивает принципиальное значение этого запрета. Коль скоро мир  реальный, мир земной не должен быть изображаем как не имеющий первостепенной ценности, а человек – часть этого мира, то и человек не имеет этой ценности, он  не вершина творения, он всего лишь муслим, покорный раб земных царей и послушное орудие  в руках всесильного Аллаха.
Именно это порождает в мусульманстве абсолютную нетерпимость и враждебность к иным, антропоморфным культурам, в которых человек  становится той объективной основой, которая определяет развитие искусства. Вот почему фанатичные воины Арабского Халифата (VII—IX вв.)  разрушают изумительные творения античной Греции, уничтожают искусство Рима и средневековой Европы.
И все же мусульманство, так же как и всякая религия, не может обойтись без искусства, не может не обращаться к эстетической  потребности человека, к его естественному, органическому стремлению к прекрасному, возвышенному, совершенному. И в исламе возникает и существует огромная апокрифическая литература, в которой с восточной пышностью и гиперболизмом  прославляются Аллах, пророк Мухаммед, Али и сонмы святых.

ПРОТЕСТАНСТВО

Религии мира. Протестанство / авт. – сост. А.А. Грицанов, В.Н. Семенова. – Минск: Книжный Дом, 2006. – 384 с. – (Религии мира).

В популярной форме изложены история возникновения протестанства, сущность его учения, традиции, обряды и праздники, а также рассмотрено современное протестанство и протестанство в России.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Отличительной чертой протестанства от любой другой версии христианства является ее непреходящая ориентация на «впрыскивание» все новых  и новых жизненных смыслов в повседневную жизнь человека. Если католичество и  - особенно – православие до известной степени даже бравируют своим консерватизмом и тщательнейшим отношением к сакральной традиции, то протестанство четко ориентированио на постоянный поиск нестандартных подходов к объяснению мира. Это присуще как протестантским моделям истории мира и Иисуса Христа, так и протестантским теориям природы и деяний Бога в мире.

ФИЛОСОФИЯ

Деррида, Ж. Эссе об имени / Ж. Деррида; [пер. с фр. Н.А. Шматко]. – М.: Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя, 1998. – 192 с.
Жак Деррида (р.1930 г.)  - один из самых оригинальных и известных философов 20 века, вот уже несколько десятилетий  привлекающий к себе самое пристальное внимание широкого круга интеллектуалов. «Эссе об имени включает в себя три относительно самостоятельных работы: «Страсти», «Кроме имени» и «Хора».
Книга представляет собой интерес для философов, филологов, лингвистов, культурологов, искусствоведов, всех кто интересуется состоянием современной философской мысли.

КУЛЬТУРА


Борев, Ю.В. Художественная культура ХХ века (теоретическая история): учебник / Ю.В. Борев. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – 495 с.
Автор рассматривает художественную культуру в 20 веке в свете теоретического определения: художественное направление – инвариант художественной концепции мира и личности. Различаются два русла развития искусства – реалистическое и авангардистское, в каждом из которых возникали свои направления. Трактовка наиболее репрезентативных произведений разных видов искусства позволяет охарактеризовать интеллектуальный, психологический, социалистический, магический реализм и направления внутри авангарда – символизм, модерн, футуризм, конструктивизм, кубизм и другие направления и стили. Так, например, концепция гиперреализма: «живая система в жестоком и грубом мире», а хепенинга – «своевольная личность в хаотическом мире случайных событий» и так далее.

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС
Глобализация и художественная культура
Собственно  глобализация – вековая мечта человечества. Александр Македонский стремился осуществить ее мечом и отчасти культурой. Карл Великий тоже был глобализатором. Христос – глобализатор, стремившийся объединить человечество с помощью духовного религиозного и нравственного начала. Разве не о глобализации мечтал А. Пушкин, когда думал  о том времени «когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся». Мыслящие антиглобалисты выступают не против глобализации как таковой, а против превращения ее в американизацию. Всеобщность противостоит  глобализации – это глобализация гуманная, протекающая без диктата, без превалирования интересов какой-либо державы.

ФИЛОСОФИЯ

Бруно, Д. Изгнание торжествующего зверя. О причине, начале, едином / Д. Бруно. – Минск: Харвест, 1999. – 480 с. – (Классическая философская мысль).
Это был воистину «гражданин вселенной, сын Отца-Солнца и Земли-Матери», человек титанического дерзания и воли, неугасимого Прометеяева огня, необъятного всезвездного кругозора… В книгу вошли лучшие произведения Джордано Бруно: «Изгнание торжествующего зверя» и «О причине, начале и едином».

«О ПРИЧИНЕ, НАЧАЛЕ И ЕДИНОМ»
…Поднимаясь от самой низкой ступени природы до самой высшей, поднимаясь от физической  всеобщности, которую познали философы, до высоты первообраза, в которого верят богословы, если угодно, мы доходим, наконец, до первичной и всеобщей субстанции, тождественной со всем, которая , которая называется сущим, основанием всех видов и различных форм. Так в плотничьем искусстве имеет место субстанция дерева, подверженная всем мерам и фигурам, которые суть не дерево, но от дерева, в дереве, в связи с деревом. Поэтому все то, что составляет различие родов, видов, особенностей, свойств, все, что подвержено возникновению, уничтожению, изменению и перемене, все это не сущее, не бытие, но условие и обстоятельство сущего и бытия.

ЭТИКА

Рюриков, Ю.Б. Мед и яд любви / Ю.Б. Рюриков. – М.: Молодая гвардия, 1990. – 446 с.

В этой познавательной книге идет речь о вечном и новом в любви, о том, чем именно отличается любовь  от влюбленности и кто из нас способен и неспособен любить,  о небывалых кризисах любви и семьи, о разных видах любви, о новых основах супружества.

«ТЫ – ЭТО Я»
Любовь – не просто влечение к другому человеку: это и понимание его, понимание всей душой, всеми недрами ума и сердца. Французы недаром, наверное, говорят: быть любимым – значит быть понятым.
Пожалуй, именно поэтому так часто поражаются влюбленные, особенно девушки: как глубоко он понимает меня, как точно угадывает самые смутные мои желания, как он схватывает с полуслова то, что я хочу сказать. Такая сверхинтуиция, которую рождает любовь, такое со-чувствование с чувствами другого человека – один из высших взлетов любви, и оно дает невиданные психологические состояния – блаженство полнейшей человеческой близости, иллюзию почти полного физического срастания двух душ.

ЭТИКА



Радугин, А.А. Этика: учебное пособие / А.А. Радугин. – М.: Изд-во Центр, 2003. – 224 с.

Учебное пособие знакомит читателя с историей и основными проблемами классической этики. В нем рассказываются также проблемы профессиональной этики юриста и предпринимательской этики.

ГЛАВА 4
ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ МОРАЛИ
…В самом общем виде добро – это то, что оценивается положительно, рассматривается как важное и значительное для жизни индивида и общества. Добро есть то, что позволяет индивиду и обществу жить, развиваться благоденствовать, достигать гармонии и совершенства. Добро, в самом общем смысле этого слова, ассоциируется с жизнью, процветанием, полнотой бытия. Добро – это то, что хорошо, прекрасно и достойно всяческой похвалы.
К понятию добра очень близко по содержанию понятие блага того, что позитивно, ценно и значимо для людей.

…Добродетель не тождественна доброте. Добродетелями мы называем нравственно похвальные человеческие качества, а они в разных культурах и в разные эпохи совершенно различаются.

Выбор в пользу  добра – таков главенствующий вектор истинно нравственного поведения. Это аксиома высокой морали. Однако осуществление этой аксиомы на практике встречается с большими трудностями, поскольку в реальной жизни добро и зло нередко смешиваются и меняются местами. Яркий пример тому – победа в войне . Победители считают ее добром, радуются ей, прославляют своих лидеров, несмотря на понесенные потери. А побежденные видят в своем проигрыше зло, потери, экономический, физический и моральный ущерб.