April 4th, 2017

УЛЫБКА

Трамбл, Э. Краткая история улыбки / Э. Трамбл. – М.: АСТ; СПб.: Астрель-СПб., 2007. – 285 с.

Почему мы улыбаемся? Как улыбка становится «модной», а потом «выходит из моды»? Кто на самом деле изобрел улыбку-смайлик? Почему, фотографируясь, англичане произносят «cheese» (сыр), датчане – «appelsin» (апельсин), финны – «muikku» (вид рыбы), а корейцы -  «kim chi» (квашенная капуста)? И что такого в улыбке Моны Лизы, если до сегодняшнего дня она все еще продолжает завораживать нас?
«Краткая история улыбки» - это научное исследование, написанное шутливым и доступным языком, в котором рассматриваются все аспекты улыбки – физиологический, психологический, исторический и эстетический.

ГЛАВА 1. ПРИЛИЧИЯ

В греческом искусстве голова Медузы Горгоны часто трактуется как маска, и притом весьма могущественная. Другая, не менее распространенная, традиция (по крайней мере, в доклассический – архаический период греческой скульптуры) представляет вежливую «архаическую улыбку». Архаические греческие скульпторы очень часто изображали мужчин и женщин улыбающимися, причем улыбающимися независимо от обстоятельств – даже лежащих на поле битвы смертельно раненных солдат.

НАЦИЯ

Михневич, О.А. Национальное самосознание как интегративный признак нации / О.А. Михневич, В.Г. Принцев. – Минск: Харвест, 2007. – 320 с.

В настоящем издании авторы предлагают  свое истолкование сущности национального самосознания как интегративного признака нации. Показана его связь с признаками, характеризующими национальную общность. Национальное самосознание определяется как порождение исторического соотношения различного вида социальных связей нации (экономических, территориальных, языково-культурных, государственных). Активность национального самосознания рассматривается как высший уровень духовного проявления личности. ЭТА КНИГА АДРЕСУЕТСЯ ВСЕМ, КТО ИНТЕРЕСУЕТСЯ СОВРЕМЕННЫМИ ПРОБЛЕМАМИ ТЕОРИИ НАЦИИ И НАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ.

ГЛАВА 1
ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НАЦИИ

Тому, что «ксенофобия» как проявление инстинкта этнической изоляции, психологического несходства этносов и наций, национальных стереотипов и «образ врага» становится все более политически опасной, имеются исторические подтверждения. Данные только по состоянию на начало 1997 г. свидетельствуют о многочисленных местах политической, этнической и религиозной напряженности, формы выражения которой разнообразны: локальные военные конфликты, сепаратистские движения, столкновения на национальной почве, гражданские войны, борьба за независимость, террористические акты, происходящие на разных материках земного шара, в странах, стоящих на разных уровнях социально-экономического и национально-культурного развития (Алжир, Афганистан, Бирма, Гаити, Гватемала, Заир, Камбоджа, Колумбия, Либерия, Мексика, Перу, Сербия, Судан, Сомали, Тибет, Израиль, Ирак, Руанда, а также Кашмир). В 2002 г., к примеру, войны велись в 36 странах мира.

Может быть, страх перед чужими (ксенофобия), неприязнь к чужакам – одно из врожденных, генетически запрограммированных психических свойств человека? Возможно, национализм и расизм обусловлены биологическими и психологическими факторами? Совместимы ли между собой духовные потребности, интересы, идеалы и ценности разных народов и наций?