March 21st, 2017

БОГ



Докинз, Р. Бог как иллюзия / Ричард Докинз. – М.: Колибри, 2008. – 557 с.

Ричард Докинз – выдающийся британский ученый-биолог и популяризатор науки, лауреат многих литературных и научных премий. Каждая новая книга Докинза становится бестселлером и вызывает бурные дискуссии. Его работы сыграли огромную роль в возрождении интереса к научным книгам, адресованным широкой читательской аудитории. В книге «Бог как иллюзия» он проявляет талант блестящего полемиста, обращаясь к острейшим и актуальнейшим проблем современного мира. После выхода этой работы он обрел целую армию восторженных поклонников и непримиримых противников.

ГЛАВА 7
«СВЯЩЕННАЯ КНИГА» И ИЗМЕНЧИВАЯ МОРАЛЬ ZEITGEIST

…Авраам – является основателем всех трех «великих» монотеистических религий. Благодаря своему патриаршему статусу он достоин служить образцом для подражания разве что чуть меньше самого бога. Но кто из современных моралистов согласился бы следовать его примеру? Еще на заре своей долгой жизни Авраам, чтобы пережить голод, в сопровождении жены Сары отправился в Египет. Сообразив, что египтяне, возможно, солазнятся его красавицей женой и это поставит мужа под угрозу, он решает выдать ее за свою сестру. Как таковую, ее  забирают в гарем фараона, который соответсвенно, осыпает Авраама почестями. Богу, однако, эта ловкая проделка пришлась не по вкусу, и он наслал болезнь на фараона и дом его (интересно, почему не на Авраама?). Расстроенный, как нетрудно догадаться, фараон, поинтересовался, почему Авраам скрыл от него, что Сара – его жена, затем вернул ее Аврааму и выпроводил обоих из Египта. (Быт. 12:18-19). Как ни поразительно, впоследствии эта парочка пыталась сыграть такую же шутку с Авимелехом, царем Герерским. Авраам и его уговорил жениться на Сааре, выдав ее за сестру (Быт. 20:2-5). Позднее тот, в сходных с фараоном выражениях выразил возмущение; и трудно им обоим не посочувствовать. И не является ли это очередное повторение текста дополнительным свидетельством его ненадежности?

Но вышеприведенные неблаговидные эпизоды из жизни Авраама меркнут по сравнению со знаменитой историей жертвоприношения его сына Исаака (в мусульманских священных книгах этот же рассказ приводится в отношении другого сына Авраама, Измаила). Бог приказал Аврааму принести во всесожжение своего долгожданного сына. Авраам построил алтарь и сложив кучу хвороста, уложил на нее связанного  Исаака. Он уже занес жертвенный нож, когда ангел, театрально появившись в последний момент, сообщил ему о перемене плана: бог, оказывается, просто шутил, «проверяя» Авраама и крепость его веры. Современному поборнику нравственности остается только гадать, сумеет ли ребенок когда-либо оправиться от такой психологической травмы. По нынешним стандартам данная история – образчик совокупного насилия над малолетним, издевательства вышестоящего над подчиненным и первого известного в истории случая применения оправдания, впоследствии звучавшего из уст обвиняемых на Нюрбренгском процессе: «Я только подчинялся приказу». Тем не менее эта легенда – один из главных мифов всех трех монотеистических религий.

И опять же, современные теологи скажут, что историю о жертвоприношении Авраамом Исаака нельзя воспринимать буквально. И опять же, им можно ответить двумя способами. Во-первых, огромное количество людей и по сей день считают весь текст Священного Писания неоспоримой истиной; многие из них обладают реальной политической властью над другими людьми, особенно в США и в мусульманских странах. Во-вторых, если эта история – не буквальная истина, как прикажете ее рассматривать? Как аллегорию Аллегорию чего? Вряд ли чего-то достойного. Или это – моральный урок? И какую мораль мы должны извлечь из этого жуткого рассказа? Нашей задачей является – доказать – не забывайте, что на самом деле наше понятие о нравственности не проистекает из Священного Писания.  А если и проистекает, то мы выбираем из Писания «хорошие» куски и отбрасываем неприглядные. Но в таком случае мы уже имеем независимый критерий, позволяющий нам судить о том, какие куски являются нравственными. Источником этого критерия, откуда бы  он ни взялся, само Писание быть не может. Кроме того, данный критерий имеется, похоже, у всех людей, вне зависимости от их вероисповедания.

Даже в этой омерзительной легенде сторонники религии пытаются выискать основания для восхваления бога. Не правда ли, бог поступил хорошо, пощадив Исаака в последнюю минуту?  Если читатель соблазнится этим надуманным аргументом, что полагаю, весьма маловероятно, то вот другая история человеческого жертвоприношения, закончившаяся более плачевно. В главе 11 Книги Судей военачальник Иеффай вступают с богом в сделку: если бог дарует Иеффаю победу над аммонитянами, то Иеффай непременно вознесет на всесожжение «то, что, по возвращении моем, выйдет из ворот дома моего на встречу мне». Иеффай действительно поразил аммонитян («поразил их поражением великим», в полном соответствии с духом Книги Судей) и вернулся домой с победой. Первой приветствовать его, что неудивительно, вышла из дома «с тимпанами и ликами» его дочь – единственноt его дитя. Конечно, Иеффай разорвал на себе одежды, но делать было нечего. Бог, безусловно, ожидал обещанного сожжения, и под влиянием обстоятельств дочь трогательно согласилась быть принесенной в жертву. Она только попросила позволения взойти на два месяца в горы, чтобы оплакать свое детство. В конце этого срока девушка покорно вернулась к отцу, который изжарил ее на костре. На этот раз бог не нашел нужным вмешаться.